Святая Цецилия (1514)

Святая Цецилия. Рафаэль. 1514-1516 гг. Болонья, Национальная пинакотека "Святая Цецилия" (1514, Национальная пинакотека, Болонья) была заказана Рафаэлю для болонской церкви Сан Джованни ин Монте Уливето блаженной Еленой Дульоли даль Олио при посредничестве Антонио Пуччи, флорентийского прелата и близкого друга Льва X.

Это произведение еще раз подтвердило безграничность возможностей Рафаэля изображеня женских образов как в религиозных, так и в светских сюжетах. На картине "Святая Цецилия", как и на "Сикстинской мадонне", фигурируют образы святых - Св. Павел, Св. Магдалина, Св. Августин, Св. Евангелист Иоанн.

"Засим, после того как Лоренцо Пуччи, кардинал четырех святых, был назначен верховным исповедником, Рафаэль получил по его милости заказ для церкви Сан Джованни ин Монте в Болонье на алтарный образ, находящийся ныне в капелле, где покоится прах блаженной Елены Дальольо.
В этом произведении Рафаэль показал, на что была способна его нежнейшая рука, управляемая его благодатным дарованием в сочетании с искусством. На картине изображена св. Цецилия, которая, ослепленная сиянием небесного хора поющих ангелов и вся во власти гармонии, прислушивается к божественным звукам. В ее чертах видна та отрешенность, которую можно наблюдать на лицах людей, находящихся в состоянии восторга.
У ног ее разбросаны музыкальные инструменты, которые кажутся доподлинно существующими, а не написанными, таковы же ее покрывала и парчовые одеяния, а под ними - поразительно написанная власяница.
А в св. Павле, который, облокотившись на обнаженный меч, правой рукой подпирает голову, раздумие ученого выражено с не меньшей силой, чем неукротимый порыв, скованный строгим величием. Одет же он в простой красный плащ, а под ним в зеленую тунику и, как подобает апостолу, изображен босым.
И далее - Св. Магдалина, держащая в руке каменный сосуд тончайшей работы. Постановка ее фигуры отмечена величайшей непринужденностью, а судя по повороту ее головы, она всем существом своим радуется своему обращению в истинную веру. По правде говоря, я не думаю, чтобы можно было в этом роде создать нечто лучшее. Да и головы Св. Августина и Св. евангелиста Иоанна - не менее прекрасны.
И в самом деле, картины других художников можно назвать картинами, картины же Рафаэля - сама жизнь, ибо в его фигурах мы воочию видим и трепет живой плоти, и проявление духа, и биение жизни в самом мимолетном ощущении, словом - оживленность всего живого.
Вот почему это произведение не только принесло ему хвалебные отзывы, но приумножило его славу, и недаром в его честь было сочинено множество латинских и итальянских стихов, из которых я, чтобы еще больше не затягивать и без того уже затянувшееся повествование, приведу лишь нижеследующие: "Прочие кистью смогли показать только облик Цецилии. А Рафаэль нам явил также и душу ее"
Вазари (перевод Б. Грифцова).